29 Окт

ЧЕРНАЯ ДЫРА КОММУНАЛЬНЫХ УСЛУГ.

a_ecb3cb67А.А.Балахнин, сопредседатель общественной Инспекции по ЖКХ Ленинградской области.
Часть 1. Технология поисков утраченных миллионов.

Несмотря на то, что узел учета тепла в подвале нашего МКД был смонтирован еще в 2010 г., по нему до сих пор почему-то никто не рассчитывался. Я решил изучить этот вопрос. Выяснил, что одну свою месячную пенсию в год я отдаю теплоснабжающей организации «за просто так». Пришлось окунуться в тему глубже. И тут стали выплывать очень интересные вещи. Попытка изучения вопроса учета тепла в собственном доме вылилась в общегородскую проблему, а затем — и в федеральную.

Вечный антагонизм между интересами продавцов и покупателей особенно ярко проявляется в сфере ЖКХ. Проблем в этой сфере особенно много по изобилию причин: несовершенство законодательной базы, мощное лобби продавцов ресурсов и услуг, и, конечно же, вездесущая коррупция, которая запутала в свои сети управляющие компании, ресурсоснабжающие организации и местные администрации. Весь этот клубок проблем постоянно тормозит наше продвижение к светлому будущему и фактически нейтрализовал все попытки модернизации общедомовых инженерных систем. Да, на территории РФ есть оазисы жилищно-коммунального благополучия, однако основная масса россиян по-прежнему продолжает пребывать в пессимизме. Но ведь когда-то же должно закончиться это «темное царство»! Лучик надежды я попробовал отыскать в своем г. Отрадное Ленинградской обл., где, оказывается, работают далеко не все законы, принятые в Российской Федерации.

История проблемы

2009 г. ознаменовался появлением на свет самого прогрессивного закона последнего времени, который сулил не только существенную экономию средств потребителей, но и революционный прорыв во внедрении энергосберегающих технологий в сфере ЖКХ, по которым мы отстаем от развитых стран на несколько десятилетий. Этому закону присвоили порядковый номер 261-ФЗ и стали называть сокращенно: «Об энергосбережении». Несмотря на то, что сам закон был явно сыроват и впоследствии претерпел множество изменений и дополнений, он все же вселял надежду в души многочисленных новаторов и рационализаторов, долгие годы тщетно пытавшихся извлечь материальную выгоду из своих изобретений. Тем более, во всех странах Запада подобное давно функционировало и давало ощутимую пользу. Единственная проблема, которая стояла на пути реализации этого закона, заключалась в том, что экономия, выгодная одним, оборачивалась потерей необоснованных доходов другими.

Как известно, основой нормальных взаимоотношений поставщиков и потребителей является честность, а механизмом, обеспечивающим этот моральный критерий, является измерение отпущенного и потребленного ресурса или услуги. Именно счетчик, а не пресловутый норматив, способен с определенной точностью сказать, сколько мы должны за потребленный ресурс. К тому же любой узел учета — это краеугольный камень для определения нашей экономии, а, значит, и для резкого прорыва по внедрению энергосберегающих технологий. Применительно к сфере ЖКХ существует область, где строгий учет производится уже давно, — это учет электроэнергии, — там и вопросов меньше всего. А вот в самой финансовоемкой доле наших затрат на «коммуналку» — оплате услуги теплоснабжения по строке «ЦО» — вопросов больше всего. Для народа — это «черная дыра», которая всасывает больше половины наших денег на содержание квартиры. Технологии, позволяющие в разы снижать затраты на тепло, существуют уже давно, и о них уже много раз написано. Но именно о том, почему они так плохо приживаются у нас в стране, я и хочу сегодня рассказать.

Последние десять лет моей жизни были посвящены пропаганде внедрения энергосберегающих технологий в области отопления и водоснабжения. И мне было очень обидно и досадно, что, обладая большими знаниями в этой области, я не могу извлечь экономическую выгоду. Это стало наиболее актуально, когда я попал в категорию пенсионеров. И это несмотря на то, что в своей квартире я уже модернизировал все, что только мог. По моим подсчетам, за тепло я должен был бы платить в 4 раза меньше. Но это только в том случае, если существует нормальный учет.

Главная причина обнаружилась сразу же — отсутствие общедомового узла учета. Хотя узел учета тепловой энергии в подвале нашего МКД стоит уже давно, но по нему почему-то никто не рассчитывается. И я решил изучить этот вопрос глубже. Для начала проанализировал статистику затрат на тепло по нормативу и по факту. Благо, рядом стоят дома одного года постройки и одинаковой «гатчинской» серии. То есть, по своей конструкции и тепловым потерям от нашего дома они ничем не отличаются. Эти дома имели узлы учета тепла, которые реально работали только потому, что там была самая прогрессивная форма управления под названием «ТСЖ». Проводить сравнение было легко, так как наши дома питаются от одной локальной котельной, которая располагается рядом, и мы все «сидим» на одной трубе.

Сопоставив годовую затрату на тепло по квитанциям этих домов, я пришел к неутешительным выводам. Разница составила в 2,3 раза не в нашу пользу! В одном ТСЖ годовая плата за тепло аналогичной «двушки» площадью 56 кв. м была 10 тыс. руб., в другом — 9 тыс. руб. против наших 23,5 тыс. руб. Вопреки убеждениям представителей ресурсоснабжающей организации, что зимой по факту плата, якобы, всегда выше, чем по нормативу, реальные квитанции такое не подтвердили. «По факту» оказалось, что средняя плата в зимние месяцы составляла около 1400–1500 руб. против почти 2000 руб. у нас «по нормативу»

Это очень сильно напрягло, потому как соседи еще и летом ничего за тепло не платили, а с нас драли за «ЦО» и весь межотопительный период. Получалось так, что одну свою месячную пенсию я отдаю «за просто так». Пришлось окунуться в тему еще глубже. И тут стали выплывать очень интересные вещи.

Изучение проблемы

Сравнивая гипотетические показатели, каковые могли бы быть при послушном выполнении Закона, с реальностью, я высчитал, что жители нашего 250-квартирного дома теряют только из-за неработающих счетчиков около 3 млн 250 тыс. руб. в год. Соответственно, за 3 последние года мы потеряли около 10 млн руб., чего хватило бы не только на капремонт, но и на то, чтобы превратить дом в оазис благополучия. И это только благодаря использованию приборов учета! Если после этого внедрить еще и энергосберегающие компоненты, то расход тепла можно уменьшить еще, как минимум, вдвое. Однако все эти мечты с треском разбиваются об объективную реальность. А реальность такова, что заинтересованные лица всячески тормозят момент включения счетчиков тепла в коммерческий расчет.

Первые мои шаги в изучении темы расчетов за тепло не встретили никакого сопротивления, но когда потребовались кое-какие документы, то я стал все время натыкаться на то, что называется «немотивированный отказ». В управляющей компании сразу насторожились моим поиском документов по узлу учета тепла и актов приемки в эксплуатацию. Моя задача была элементарной — определить, сдан ли узел в эксплуатацию или нет. В городской администрации мне даже отказались сделать копию протокола общего собрания собственников нашего дома, в котором было зафиксировано их согласие на установку счетчиков тепла. Закон «Об энергосбережении» предусматривает такую процедуру. Именно с решения общего собрания и начинается весь процесс. Но при беглом осмотре этого документа, который я видел в первый и последний раз, сразу появились сомнения в его подлинности, как, впрочем, и в том, что собрание проводилось вообще. Хотя этот документ был произведен на свет раньше, чем ввели уголовную ответственность за фальсификацию, но проблем не хотелось никому. Тем более, что судебный прецедент по аналогичному поводу уже был и закончился не в пользу управляющей компании, когда руководители города вместе со своими подопечными решили перевести все дома сразу на непосредственное управление. Столкнувшись не только с мягкими отказами, но и с грубыми типа «кто ты такой вообще», «пиши запрос, и мы ответим», я понял, что следует поменять тактику своего расследования. И решил пойти другим путем. Для начала я написал запросы во всевозможные инстанции. К расследованию были подключены прокуратура, которая переправила мой запрос в ОБЭП (отдел по борьбе с экономическими преступлениями), государственная жилищная инспекция (ГЖИ), депутаты законодательного собрания и местная пресса. Вопрос был простой — почему нарушается закон об энергосбережении? К моим запросам прилагались расчеты убытков населения в результате этих нарушений.

Масштабы проблемы

Убытки населения нашего 25-тысячного городка уже исчислялись десятками миллионов в год. По самым грубым подсчетам народ за год переплачивал около 60 млн рублей, что равнялось почти половине городского бюджета. Когда я поделился своими расчетами и соображениями с населением в местной прессе, то это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Меня тут же обвинили в дестабилизации обстановки и чуть ли ни в подготовке к бунту. Намекали даже на судебную перспективу в мой адрес. Основанием явилось то, что многие горячие головы, прочитав статью, стали расклеивать по городу листовки с призывом не платить за тепло. Пришлось в прессе призвать народ не совершать необдуманных поступков, а действовать строго в рамках закона. Но осадочек остался… Получалось, что кому-то обманывать народ можно, а говорить об этом нельзя. Пообщавшись с людьми из других городов и регионов, я неожиданно выяснил, что проблема, мягко говоря, имеет гораздо большее распространение, а если грубо, то она существует во всех регионах. Почему тогда нет такого же широкого резонанса, несмотря на такие масштабы? Через некоторое время стало понятно, что во многом его искусственно глушат региональные власти.

Так как проблема оказалась глобальной, то я решил посвятить в суть этого процесса всех читателей, кто интересуется данным вопросом, потому что алгоритм моих действий может оказаться полезен тем, кто может, как и я, наступить на те же «грабли».

Истоки проблемы

Первое, что мне удалось выяснить почти сразу, что счетчик тепла был установлен в нашем доме еще в 2010 г. В подтверждение этого было целых 2 первичных акта приемки в эксплуатацию, которые я отыскал в УО, датированнные 2011 и 2013 гг. хотя первичным акт может быть только один.

Это вызвало немалое удивление, поскольку на дворе уже полным ходом шел 2015 г. Массовая установка счетчиков тепла была организована тогда в соответствии с требованиями именно «Закона об энергосбережении», который предписывал еще до 1 июля 2012 г. закончить оснащение общедомовыми приборами учета всех МКД. Под это дело, на условиях софинансирования из Фонда содействия реформированию ЖКХ, в соответствии с законом № 185- ФЗ, было выделено из федерального бюджета огромное количество денег. Деньги получили регионы, которые в дальнейшем переадресовали их в муниципалитеты для дальнейшего же освоения. Под любые бюджетные вливания всегда дается задание, куда и на что эти деньги должны быть потрачены. Конечно же, сначала должна быть поставлена конкретная задача и сроки исполнения. Вторым пунктом должен быть отчет о проделанной работе, подтвержденный соответствующими актами. И вот тут я обнаружил первый изъян в этой системе. При определении задачи конечным пунктом должен бы быть, как мне казалось, ввод объекта в эксплуатацию. К примеру, любой построенный завод или дом должен начать выполнять свою функцию, а не оставаться памятником. Однако в задании речь о вводе почему-то не шла. Во всяком случае, так мне пояснили в областном правительстве. А раз так, то и «париться» по этому поводу, как посчитали исполнители, особенно не нужно. Однако в «Законе об энергосбережении» этот момент упущен не был. Там в п. 2 ст. 13 предусмотрительно заострили внимание исполнителей Закона следующими словами: «Установленные в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации приборы учета используемых энергетических ресурсов должны быть введены в эксплуатацию не позднее месяца, следующего за датой их установки, и их применение должно начаться при осуществлении расчетов за энергетические ресурсы не позднее первого числа месяца, следующего за месяцем ввода этих приборов учета в эксплуатацию». Однако для нашего населенного пункта — а потом, как выяснилось, и для многих других — эта статья Закона не действует.

Тем не менее, в счетчики тепла нашего города государство вложило около 30 млн руб. За эти деньги, если верить документам администрации, должно было быть установлено 95 узлов учета. Сколько единиц этого ценного прибора находится в «живом» состоянии, доподлинно неизвестно. Эти подробности выясняют правоохранительные органы. Но, по данным управляющей компании, которая любезно предоставила данные в ОБЭП, около половины счетчиков раскомплектовано или утонули в фекальных водах подвалов.

Привести их в рабочее состояние не представляется возможным из-за отсутствия финансирования. Во всяком случае, по счетчикам пока рассчитывается всего 21 дом и то только с начала 2015 г. В заключение этого повествования хотелось бы обратить внимание на последствия, которые произошли в результате бесконтрольности некоторых органов. Беглая проверка и опрос некоторых городов Ленинградской обл. показали, что количество узлов учета, по которым идет расчет с населением, не превышает 5–10%. Все это вызывает социальную напряженность в обществе и недоверие к власти.

Решение проблемы

Для тех, кто захочет пройти по моему пути и выяснить ситуацию в своем населенном пункте, хочу дать несколько советов, которые сохранят время и нервы.

Итак, первым делом необходимо определить статус вашего прибора учета тепла. Другими словами, надо проверить: есть ли он в природе, а точнее в подвале, вообще. Если есть — в каком состоянии он находится: рабочем или нет. Эти подробности без особых проблем вам могут сообщить в управляющей компании, как и то, принимался он или нет в эксплуатацию по акту теплоснабжающей организацией. Вторым шагом необходимо выяснить дату приема и начало расчета. Сроки ввода в эксплуатацию и начало коммерческого расчета указаны в п. 2 ст. 13 закона 261-ФЗ, текст которого изложен выше. Если узел учета тепла стоит и не принят, то необходимо писать претензию в управляющую компанию. Между тем, закон не снимает ответственности с ресурсников. П. 12 ст. 13 гласит, что «указанные организации (теплоснабжающие организации) при выявлении фактов невыполнения собственниками приборов учета (в данном случае УК, как представитель собственников) используемых энергетических ресурсов обязанности по обеспечению надлежащей эксплуатации этих приборов учета и неустранении такого невыполнения до истечения двух месяцев с момента его выявления также обязаны приступить к эксплуатации этих приборов учета с отнесением понесенных расходов на собственников этих приборов учета». От этого пункта ресурсники не смогут отпереться даже в суде. Так что, если узел учета тепла есть, то он должен работать и по нему должен производиться расчет. В нашем случае расхождения были огромны, а это, соответственно, «выкачивание» народных денег в крупных размерах, что наказуемо. Во всяком случае, прокуратура заверила, на уголовное дело материалов уже хватает. А мы пока готовим иски к ресурсникам. О результатах этого дела я буду регулярно информировать читателей.

http://pr-tsj.ru/